ЕРЦ — муниципальный монополист или двигатель рыночных реформ?

Материал из CustisWiki
Перейти к: навигация, поиск
Татьяна Лисина 
к.ф.-м.н., ведущий аналитик, CUSTIS
Максим Михалев 
директор по маркетингу и продажам, CUSTIS


Опубликовано в журнале ВАК «Механизация строительства и ЖКХ», № 7 (июль) 2010


Существование биллинговых центров, выполняющих расчеты и сбор оплаты за ЖКХ, до сих пор вызывает у некоторых инициаторов рыночных реформ в ЖКХ резкое неприятие. Возможно, более чем сдержанное отношение высокопоставленных чиновников и их консультантов из «Института экономики города» к расчетным центрам связано с самим фактом возникновения нового типа предприятий. На фоне регламентированных (вплоть до названий) СЭЗов, ГУИСов, МУДЭЗов, УЖСЛов и УСПИЗНов, как трава сквозь асфальт, прорастают в городах не санкционированные сверху расчетные центры.

Неоднократно высказывалось мнение, что расчетные центры являются монополистами в рамках муниципалитетов, создаются с использованием административного ресурса и, тем самым, тормозят развитие рыночных отношений в проблемной сфере. Коррупционная схема такая: собственники расчетных центров, используя административный ресурс, завышают цены на свои услуги и получают ренту монополистического положения, которой делятся с муниципальными чиновниками, обеспечивающими давление на поставщиков ресурсов и управляющих компаний.


Эта точка зрения, казалось бы, исходящая из российских реалий, на наш взгляд, представляет собой чисто теоретическую конструкцию. Вспомним недавнюю историю. Активный процесс создания городских расчетных центров начался в самом конце 90-х годов и продолжается до сих пор. Темпы создания расчетных центров снизились после вступления в силу нового Жилищного кодекса с его прямым требованием к управляющим компаниям выполнять обязанности по расчету и сбору оплаты. Однако ни ликвидировать существующие, ни остановить создание новых расчетных центров законодательно не получилось. Это и понятно, ведь большую часть так называемых управляющих компаний, созданных во исполнение руководящей и направляющей линии Жилищного кодекса, составляли тогда спешно приватизированные жилищные конторы и конторки, у которых не было ни возможности, ни желания заниматься расчетами. Не способствовали переходу расчетов в руки управляющих компаний и законы о льготах в виде скидок, усложненные региональными и даже местными новациями. Льготы надо было учитывать в квитанциях, а отчеты о размере фактически предоставленных льгот сверять с органами социальной защиты — по ним возмещались из бюджета выпадающие доходы поставщиков.


Кроме того, муниципальные власти прекрасно понимали: ежемесячные счета на оплату от РКЦ формируют платежную дисциплину населения. А ведь платежи граждан — это основа муниципальной экономики. Доходы организаций коммунального комплекса являются налоговой базой, формирующей бюджет муниципалитета, они обеспечивают финансовый фундамент текущей деловой активности поставщиков и управляющих компаний и их вклада в капитальный ремонт инфраструктуры. В случае прекращения работы городского расчетного центра, восстановление регулярного сбора платежей — дело не одного месяца при любом административном ресурсе. Простой пример — в 2009 г. в Москве появление двух квитанций по оплате за электроэнергию в почтовом ящике привело к отказу граждан платить, пока поставщики не разберутся между собой, кто имеет право выпускать квитанции и собирать оплату. Бойкот оплаты продолжался несколько месяцев. Подобным же образом реагировали граждане при конфликтах управляющих компаний, например, в Саратове.


Приведенные примеры споров поставщиков и управляющих компаний не имеют прямого отношения к деятельности расчетных центров, а лишь показывают реакцию населения, не уверенного в правильности счетов на оплату. А вот в споре о праве расчетных центров собирать платежи, который продолжался более пяти лет, незаконной объявлялась значительная и наиболее доходная часть деятельности именно биллинговых центров. Эту атаку банковского лобби ЕРЦ благополучно отбили в союзе с системами платежных терминалов. С 2010 года льготы по оплате ЖКУ переведены в денежную форму, их не надо рассчитывать в составе квитанций, платежи принимаются в банках, на почте, через платежные терминалы и интернет, а создание ЕРЦ ведется и планируется все в новых городах. Встает вопрос, чья же «злая воля» вызывает к жизни раз за разом монополистическую, нерыночную, по словам противников ЕРЦ, схему расчетов и платежей?


Попробуем разобраться в роли ЕРЦ. Предполагая, что худо или бедно мы все уже находимся в рыночных условиях, посмотрим на обсуждаемую ситуацию с точки зрения теории транзакционных издержек [1]. Транзакция или трансакция (от латинского слова transaction — совершение, договор) — это соглашение, сопровождаемое обычно взаимными уступками. Соглашение эффективно, если понижает производственные и транзакционные издержки всех участвующих сторон. Слишком высокие издержки могут помешать осуществлению экономического действия. Среди транзакционных издержек выделяют

  • издержки сбора и обработки информации,
  • издержки проведения переговоров,
  • издержки контроля,
  • издержки защиты выполнения контракта.

Издержки на сбор и обработку информации, на проведение переговоров, на согласование всех условий соглашений возникают до подписания договора. После подписания соглашения стороны несут издержки на контроль и защиту исполнения договора. Не бывает рыночной экономики без транзакционных издержек. Их можно только минимизировать.


Сторонами соглашения о купле-продаже коммунальных и жилищных услуг являются граждане как потребители и плательщики, управляющая компания и поставщики ресурсов как поставщики работ, услуг, ресурсов и получатели платежей. Заинтересованной третьей стороной является муниципалитет — владелец коммунальной инфраструктуры и распорядитель средств субсидий на оплату, а значит, потребитель информации поставщиков, управляющих компаний и источник разнообразных отчетов для региональных властей. Особняком стоит ЕРЦ, роль которого мы и пытаемся выяснить.

Остановимся, для простоты, только на издержках контроля исполнения договора в области потребления и оплаты коммунальных и жилищных услуг. Для этого рассмотрим ситуацию, когда в городе законным образом созданы одна или несколько управляющих компаний. Каждая управляющая компания провела процесс подписания договоров со всеми жильцами обсуживаемых домов, подписала соглашения со всеми поставщиками ресурсов, договорилась о выполнении работ со своими подрядчиками. Поставщики получили подряды от муниципалитета на использование коммунальной инфраструктуры, а муниципалитет утвердил тарифы на поставку ресурсов населению. Вот такая идеальная модель. Посмотрим, как развиваются далее взаимоотношения сторон, пока без ЕРЦ, учитывая оппортунизм всех субъектов, выражающийся в действиях, направленных на достижение максимальной выгоды без учета интересов других сторон.


На рисунке представлена схема отношений между сторонами при поставке коммунальных услуг. Выясним, например, последствия оппортунистических действий нового субъекта отношений купли-продажи коммунальных и жилищных услуг — специализированной управляющей организации. По Жилищному кодексу [2] все функции взаимодействия с поставщиками ресурсов, выставление счетов населению и обеспечение оплаты, а также все работы по содержанию жилого фонда и капитальному ремонту домов возложены на управляющие организации.


Схема отношений между сторонами при поставке коммунальных услуг


Здесь сплошными стрелками показаны услуги и работы, пунктирными — денежные потоки, а широкими стрелками — счета на оплату и отчеты. Места возможного проблемного поведения управляющей компании обозначены символически разрывом стрелки путем перечеркивания ее крест-накрест. Следствия такого поведения для других участников отношений сведены в таблицу.

Номер Проблемное поведение Следствие для граждан Следствие для поставщиков
1 УК не ведет расчета квитанций Неудобство оплаты по абонентским книжкам/расчетным листкам поставщиков, необходимость сверки начислений с поставщиками Уменьшение сборов
1,2,3 УК не ведет учета аварий, недопоставок Переплата, необходимость сверки начислений в аварийные периоды Уменьшение сборов, перерасчеты задним числом
4 УК задерживает перечисление оплаты поставщикам Отключения Отсутствие оборотных средств, в том числе для оплаты налогов по начислению
4 УК не оплачивает задолженность перед поставщиком Отключения, повторное взимание оплаты при банкротстве УК, судебные издержки Отсутствие оборотных средств, в том числе для оплаты налогов по начислению, судебные издержки
5 УК выполняет не все работы (объемы, состав) Переплата, ухудшение состояния дома
6,8 УК использует платежи на кап. ремонт не по назначению Не накапливаются средства для кап. ремонта, ухудшение состояния дома, повторная оплата капремонта
2,6 УК не ведет учета по домовым счетчикам Переплата по «корректировке» Уменьшение сборов
7,8 УК оплачивает завышенные объемы работ/услуг Переплата, ухудшение состояния дома
9 УК не отчитывается перед муниципальными властями Бесконтрольность УК, ухудшение состояния дома


В 2006 году директор МУП «ЕРКЦ Саратова» Алексей Попеко так прокомментировал проблему контроля за деятельностью управляющих компаний: «Надо понимать, что руководство управляющих организаций будет всегда объективно тяготеть к выходу из ЕРКЦ. Это общероссийская проблема. Понятно, что никто не хочет, чтобы об их расчетах и полученных деньгах знали другие. Сегодня в Саратове эта тенденция набирает обороты. Практика функционирования расчетно-кассовых центров в России показывает, что ЕРКЦ, ИВЦ или ИРЦ успешно функционируют там, где власти и поставщики ресурсов участвуют в стабилизации зоны обслуживания этих институтов, не допуская 'выхода' управляющих организаций».


Для муниципальных властей бесконтрольная деятельность управляющих компаний неприемлема по ряду причин. В соответствии с Жилищным кодексом муниципалитет, являясь владельцем коммунальной инфраструктуры, практически не имеет рычагов влияния на ситуацию в ЖКХ. Обязанности управляющих организаций в отношении властей не определены, не установлен законодательно порядок обеспечения преемственности при смене управляющих организаций, порядок использования и передачи технической информации и абонентской базы. Это означает, что даже при плановой замене управляющей организации преемнику придется начинать практически «с нуля», не говоря уже о ситуациях банкротства, рейдерского захвата или банального исчезновения управляющей компании — однодневки. Но ведь местная власть не может полностью устраниться от проблем управления жильем хотя бы потому, что в представлении граждан она продолжает быть «крайней» при любых условиях и независимо от форм собственности на жилье, а устранение означает радикальное снижение качества управления муниципальным образованием. Это вопрос политический и, не в меньшей степени, вопрос конкурентоспособности муниципального образования, его привлекательности для жизни и бизнеса. Ведь не секрет, что конкуренция между поселениями существует всегда, а муниципальная реформа ее только усилила. Если город действительно хочет создать конкурентную среду, то он должен найти способ отчуждать и сохранять информацию о жилье, об инфраструктуре и об абонентах управляющих организаций.


Еще один ключевой фактор — позиция поставщиков ЖКУ [3]. Общим узким местом для всех поставщиков ЖКУ является сбыт услуг населению. Если сбыт поставлен плохо, то вместо живых денег за свои услуги поставщики получают на балансе просроченную дебиторскую задолженность. Особенно остро это стоит для поставщиков так называемых «неотключаемых» услуг. Все поставщики, как правило, не вполне доверяют управляющим организациям в финансовом плане и предпочли бы вести дела с населением напрямую, как это до сих пор делают электросбыты, если бы не проблема организации работы с многомиллионной армией розничных потребителей.

Перечисленные вопросы снимаются при организации в городе расчетного центра. В рамках теории издержек это означает, что ЕРЦ является тем социальным институтом, который транзакционные издержки снижает. При этом очевидно, что ЕРЦ образуется совершенно на рыночных принципах, предлагает востребованную услугу (комплекс услуг) и появляется там, где транзакционные издержки с ним ниже, чем без него. Опыт создания расчетных центров показывает, что коммерческих поставщиков невозможно принудить работать с ЕРЦ, если их собственные затраты на абонентскую службу меньше предлагаемой стоимости аутсорсинга информационно-расчетных услуг. Кроме того, в крупных городах зачастую действуют несколько биллинговых центров, коммерчески успешных, пока сохраняется правило снижения транзакционных издержек. Последнее полностью опровергает доводы противников ЕРЦ, основанные на воображаемом монополизме расчетных центров.


Подводя итоги, отметим, что перманентная востребованность единых расчетных центров и есть лучшее доказательство их рыночной природы и необходимости в условиях реформирования жилищно-коммунального хозяйства страны.


Ссылки

  1. Шаститко А. Е. Новая институциональная экономическая теория / 4-е перераб. и доп. изд. — М.: ТЕИС, 2010. — 828 с — ISBN 978-5-7218-1110-4.
  2. Жилищный кодекс Российской Федерации (ЖК РФ) от 29.12.2004 N 188-ФЗ
  3. В. Е. Рахтеенко «Какой расчетный сервис нужен поставщикам ЖКХ», «ЖКХ» (Ежемесячный журнал руководителя и главного бухгалтера), № 11, ноябрь 2005, стр. 73-78.



Внимание! Эта статья была создана путем автоматического реплицирования из внутренней базы знаний компании Заказные Информ Системы. Любые правки этой статьи могут быть перезаписаны при следующем сеансе репликации. Если у вас есть серьезное замечание по тексту статьи, запишите его в раздел «discussion».