Максим Михалев, наш директор по развитию бизнеса, рассказал журналу «Эксперт» о влиянии кризиса на состояние российского рынка ИТ. Как экономическая нестабильность и инфраструктурное насыщение влияют на объемы рынка? Какие рыночные сегменты являются наиболее перспективными на сегодняшний день? Как меняется спрос на западные технологии в связи с процессом импортозамещения? Об этом — в материале «ИТ-рынок: обвала пока нет» на сайте и в бумажной версии издания.

«Эксперт»: Как повлияет экономический кризис на российский ИТ-рынок в этом году? Насколько упадут объемы? Сокращаются ли ИТ-бюджеты? На какие решения и продукты падает спрос, а на какие — растет? Наиболее перспективные сегменты?

Максим Михалев: Все ИТ можно разделить на два крупных сегмента: инфраструктурные — поддерживающие деятельность компаний, но не определяющие их «лицо» (сети, ЦОДы, базовое ПО и т. д.), и структурные — обеспечивающие работу ключевых процессов, которые предоставляют бизнесу конкурентные преимущества. Последние 15–20 лет основным драйвером развития ИТ-отрасли был инфраструктурный сегмент: покупались и внедрялись ERP-системы, строились ЦОДы, модернизировалась аппаратная инфраструктура. Иными словами, активно закладывался ИТ-фундамент компаний. А поскольку для полноценной поддержки работы основных структур инфраструктура должна быть избыточной (дороги перестают быть транспортной инфраструктурой, когда они парализованы пробками, — для ИТ-инфраструктуры работает тот же принцип), объемы и потенциал роста были действительно огромными. Сегмент ИТ, нацеленный на обеспечение конкурентных преимуществ, тоже рос, особенно в отраслях, работающих с большими объемами и потоками данных (таких как финансовая сфера, ритейл и телеком), однако его доля была существенно меньше инфраструктурной.

В последние годы аналитики констатируют снижение темпов роста ИТ-рынка в России, а некоторые даже говорят о его сокращении. Все дело в насыщении инфраструктурного сегмента. Инфраструктура компаний достигла избыточного состояния, и ее наращивание постепенно замедляется. Единственным существенным двигателем этого сегмента в дальнейшем будет смена технологических платформ, но такой динамики роста, как в начале 2000-х, ожидать не стоит.

Перед тем как дать характеристику текущему состоянию российской ИТ-отрасли, нужно выделить ряд факторов, оказывающих на него существенное влияние. Сегодня отрасль находится под воздействием трех кризисов: политического (вызванного текущей внешнеполитической ситуацией), долгового (связанного с увеличением разрыва между темпами роста совокупного долга и совокупного производства) и глобального структурного (возникающего на стыке различных технологических укладов).

В ближайший год на фоне неопределенности и сокращения деловой активности, вызванных первыми двумя кризисами, компании продолжат заниматься оптимизацией своих расходов, в том числе на ИТ. Как правило, в годы активного роста любая организация «накапливает» 5–15 % неэффективности, которая относительно легко сокращается без масштабных изменений. В первую очередь это касается ИТ-инфраструктуры. Можно предположить, что в 2015–2016 гг. этот сегмент ИТ-рынка уменьшится приблизительно на эквивалентную долю.

С сегментом, работающим на развитие и конкурентные преимущества, все сложнее. С одной стороны, неопределенность и оптимизационные процессы будут влиять и на структурную часть ИТ-рынка. С другой — ни одна здравомыслящая компания, находящаяся в конкурентной среде, не станет экономить на будущем. Тренды, определяемые сменой технологического и экономического укладов (нанотехнологии, биотехнологии, миниатюризация производств, персонализация и т. д.), будут порождать новые технологии ведения конкурентной борьбы. Чтобы не проиграть в будущем, компаниям нужно вкладываться в развитие этих технологий уже сейчас. Поэтому в ближайшие полгода-год все будут выжидать, наблюдать, осторожно нащупывать новые перспективные направления и, возможно, значительно пересматривать свои стратегические планы. Таким образом, в компаниях продолжат разрабатываться проекты развития, а сокращения затрат на уже запущенные проекты, обеспечивающие работу ключевых процессов, не произойдет. Как только политическая и экономическая ситуации станут более предсказуемыми (не обязательно улучшатся, но станут понятными), этот сегмент ИТ, работающий на рыночные позиции клиентов, начнет расти и в перспективе пяти — семи лет станет основным драйвером роста всей ИТ-отрасли.

Поскольку все виды кризисных явлений будут стимулировать компании бороться за клиентов и их лояльность, в первую очередь стоит ожидать увеличения спроса на решения, повышающие уровень сервиса для конечных потребителей. Очевидно, что это будут не отдельные технологии и инструменты, такие как BI, CRM, Big Data, а комбинация разнообразных технологий, обеспечивающих эффективную реализацию новых бизнес-моделей для компаний и новое качество сервиса для их потребителей. Это могут быть решения, позволяющие собирать и анализировать данные о поведении каждого покупателя не только в точках продаж, но и за их пределами (в Интернете, в том числе в социальных сетях, с помощью различных носимых устройств). Они дадут возможность формировать максимально персонализированные предложения, включая цены, скидки, ассортимент товаров и прочие сервисные условия. Или же решения, которые позволят увеличить число каналов взаимодействия с потребителями, одновременно стирая границы между этими каналами (то, что сейчас называют термином omni-channel).

Все это будет принципиально менять «лицо» ИТ-рынка, поскольку потребует от ИТ не просто владения инструментами, а умения комбинировать различные технологии для создания решения, учитывающего все особенности (и конкурентные преимущества) каждого конкретного клиента. От ИТ-компаний потребуется другой уровень компетенций в сфере проектирования, знание не только предметной области клиента, но и тенденций ее развития, способность реализовывать проекты, обеспечивающие решение задач в рамках стратегии бизнеса.

«Эксперт»: Импортозамещение и иностранные вендоры в нынешних условиях — есть ли изменения спроса, противостояние и пр.?

М. Михалев: Основная причина возникновения процесса импортозамещения лежит в политической плоскости. Однако существенная часть ИТ-рынка в момент принятия решения об импортозамещении уже была насыщена, причем в основном западными технологиями. Значительная часть этих инструментов обеспечивает работу ИТ-инфраструктуры, то есть фундамента любой компании, и для многих из них серьезных альтернатив пока, к сожалению, нет. Но даже при наличии альтернативы смена одной технологической платформы на другую — сложный и дорогой проект, который на фоне кризисов никто не будет начинать добровольно.

Гораздо более перспективными для российских технологий представляются актуальные на сегодняшний день проекты развития бизнеса, поскольку в этом сегменте на выбор технологий будет влиять не страна-производитель, а способность создавать бизнес-ценность. Глобально же серьезного крена в сторону российских технологий не будет еще минимум лет пять — семь.

«Эксперт»: Как Ваша компания ощущает кризис на себе? Меняется ли стратегия, продукты и пр.?

М. Михалев: Наша компания специализируется на создании решений, обеспечивающих развитие ключевых процессов наших клиентов. Мы работаем в том сегменте ИТ-рынка, который никогда не отличался масштабностью, не рос так бурно, как инфраструктурный, но в силу своей специфики всегда был менее подвержен влиянию кризисов. Ведь давно известно, что кризис — подходящее время, чтобы подумать о развитии. В этом всегда и заключалась существенная часть нашей стратегии, отступать от которой мы не планируем. Напротив, мы стремимся расширить спектр задач, которые наша компания готова решать для клиентов.

Однако будет лукавством сказать, что на нашем небе сейчас совсем безоблачно. Основными негативными проявлениями текущего кризиса для нас являются неопределенность и необходимость выжидать, о которых говорилось выше. Работы по уже начатым проектам не прекращаются, но новых появляется гораздо меньше. Клиенты вынуждены уже сейчас принимать решения о шагах развития, эффект которых будет заметен лишь через несколько лет. В условиях существующей на рынках турбулентности этот процесс требует очень взвешенного подхода.

Тем не менее с течением времени и по мере снижения неопределенности мы ожидаем увеличения спроса на масштабные проекты по преобразованию ключевых процессов (мы называем их проектами развития) и планируем стать весомым игроком в данном сегменте.