Екатерина Соколова, руководитель юридического отдела нашей компании, рассказала газете «эж-Юрист» о возможности легализации в России параллельного импорта. В чем суть поправок в Гражданском кодексе, вынесенных на обсуждение Федеральной антимонопольной службой? Какие причины послужили основой для подобной инициативы со стороны ФАС? Насколько радикальными будут изменения в регулировании параллельного импорта? Об этом — в материале «Легализация параллельного импорта» в бумажной версии издания.

В России может быть легализован параллельный импорт. Такое предложение продвигает Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которая подготовила и вынесла на общественное обсуждение поправки к четвертой части Гражданского кодекса (ГК) РФ, предложив исключить из ст. 1487 данного кодекса слова «на территории Российской Федерации».

В настоящее время ст. 1487 ГК РФ устанавливается национальный режим исчерпания права на товарный знак: ввоз на территорию РФ и распространение товара с нанесенным на него товарным знаком является одним из способов использования товарного знака, лицо имеет право ввозить на территорию РФ брендированные товары только с разрешения правообладателя. При этом товар, ввезенный без разрешения правообладателя, может не быть контрафактным и ничем не отличаться от товара, ввезенного по официальным каналам поставки. С момента первой продажи официальным дилером товара в РФ он считается легализованным в России и запрашивать у правообладателя товарного знака разрешение на дальнейшее использование товарного знака, нанесенного на товар, не нужно.

Антиподом концепции национального исчерпания права является концепция международного исчерпания права, применяемая, например, в США: правообладатель лишается права на контроль использования брендированного товара с момента его первой продажи на территории любой страны мира.

Предложение ФАС России по легализации параллельного импорта вызвано вполне понятными и логичными причинами: национальный режим исчерпания права на товарный знак фактически закрепляет гегемонию монополистов-производителей товаров и их так называемых официальных дилеров. Поэтому неудивительно, что инициатива по легализации параллельного импорта исходит именно от антимонопольного органа. В случае законодательного закрепления принципа международного исчерпания права ввоз брендированных товаров в Россию будет осуществляться не только официальными дилерами, которые имеют привычку устанавливать на ввезенный товар монопольно высокие цены, но и иными лицами, что должно положительно отразиться на конкуренции на товарном рынке и в итоге привести к снижению издержек потребителей товаров.

Нельзя сказать, что эта инициатива неожиданная для российского бизнес-сообщества. В последнее время все чаще обсуждались вопросы легализации параллельного импорта в РФ, причем не только в бизнес-среде, но и на высшем политическом уровне. В частности, идейным вдохновителем указанных изменений выступил Первый заместитель Председателя Правительства РФ Игорь Шувалов.

Но и Шувалова сложно назвать революционером — в последние годы российская судебная практика идет по пути постепенного ослабления запрета на параллельный импорт товаров в Россию. Хотя надо признать, что судебная практика довольно неоднородна и постоянно меняется. Однако в любом случае ни одно громкое дело, связанное с параллельным импортом, нельзя назвать легким и однозначным. А одно из самых резонансных дел — дело «Байерише Моторен Верке Акциенгезельшафт» против ООО «АВТОлогистика» — до сих пор кочует от инстанции к инстанции.

Первый важный шаг к легализации параллельного импорта был сделан Президиумом ВАС в известном деле «Порше АГ» против ООО «Генезис». Суд сделал вывод о том, что «серый» товар не является поддельным (контрафактным), а, следовательно, к лицам, ввозящим в РФ товары в нарушение ст. 1487 ГК РФ, не может применяться ответственность по ст. 14.10 КоАП. Логику рассуждений судей в данном случае нельзя назвать бесспорной, однако в результате указанного постановления параллельные импортеры стали подвергаться лишь мерам гражданско-правовой ответственности.

Похожая логика применялась судом в деле Домодедовской таможни против ООО «АВТОлогистика» по поводу ввоза товаров, маркированных товарными знаками KAYABA и KYB. Более того, 9-й ААС в деле компании «Каяба Коге Кабусики Кайся» против ООО «АВТОлогистика» постановил, что исключительное право исчерпывается в случае законного введения товара в оборот даже на территории другой страны, поскольку правила ст. 1487 ГК РФ относятся исключительно к контрафактной продукции. Де-факто это означает судебное признание принципа международного исчерпания права.

Казалось бы, практика сложилась в пользу параллельных импортеров, если бы не следующее резонансное дело с участием того же ООО «АВТОлогистика», против которого выступала компания «Байерише Моторен Верке Акциенгезельшафт». Изначально все складывалось в пользу ООО «АВТОлогистика», но, начиная с 2012 г., суды встали на сторону правообладателя, и в настоящее время кассационная жалоба ООО «АВТОлогистика» находится на рассмотрении Суда по интеллектуальным правам.

Исходя из вышеизложенного, очевидно, что правовое регулирование, установленное нынешним КоАП и ГК, сильно устарело, трактуется судами неоднозначно и, следовательно, правила импорта товаров требуют эволюционного развития. Представляется, что установление принципа международного исчерпания права окажет благотворное влияние на развитие конкуренции, особенно на авторынке. Во-первых, сама правовая сущность национального принципа является неоднозначной. Товар приобретается с целью использования именно товара, но не товарного знака, размещенного на нем. Наличие товарного знака на товаре само по себе не улучшает его потребительские характеристики: мне как водителю все равно, есть на запчасти товарный знак производителя или нет, мне важно, чтобы товар был произведен именно данным производителем и обладал высоким качеством, что нельзя обеспечить одним только размещением отварного знака на продукте. Таким образом, товарный знак является лишь средством идентификации и, возможно, рекламы. Во-вторых, от расширения количества официальных каналов поставки товаров и формирования конкурентного рынка потребитель должен выиграть за счет конкурентного снижения цены товара — конечно, при должном контроле таможенных органов за подлинностью ввозимого товара.

Однако ФАС все-таки не предлагает радикальное изменение регулирования параллельного импорта. Новая редакция п. 2 ст. 1487 ГК РФ оставляет для производителей возможность установления национального режима при условии размещения ими производства на территории РФ. Это компромисс между сторонниками свободной конкуренции, крупными иностранными производителями и протекционистами, поскольку одна из целей национального режима — повышение ценовой привлекательности продукции, производимой на территории страны. Также законопроектом предусмотрена значительно отсроченная дата вступления его в силу — с 2020 г., что вкупе с указанным выше исключением некоторым образом «смазывает» общее положительное впечатление от законодательной инициативы.

В заключение напомню, что Россия, наряду с Беларусью и Казахстаном, является членом Таможенного союза, в рамках которого в настоящее время действует принцип регионального исчерпания права (как, например, в ЕС): товар считается свободным от прав на товарный знак с момента его легального ввоза на территорию любого из союзных государств. Теперь все три страны планируют отказаться от регионального принципа в пользу международного. При этом Казахстану придется менять правила второй раз: с 2012 г. под влиянием Таможенного союза вступили в силу изменения ст. 19 закона Республики Казахстан «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», которые запретили параллельный импорт.