Максим Михалев, наш директор по развитию бизнеса, рассказал порталу TAdviser о комплексном подходе к внедрению цифровых технологий. Что станет движущей силой цифровых изменений в ближайшие годы? Как наша компания с помощью ИТ и консалтинга помогает трансформировать высшее образование в России? Для каких проектов лучше всего подходят кросс-функциональные команды? Об этом — в материале «Наравне с ИТ-продуктами мы развиваем компетенции организационного проектирования» на сайте издания.

TAdviser: Как изменился российский ИТ-рынок за прошедшие несколько лет? Какие тенденции продолжают развиваться, а какие пошли на спад?

Максим Михалев: Сегодня бизнес испытывает давление рынка, призывающего внедрять новые цифровые технологии. При этом организации не всегда могут точно ответить на вопрос, решит ли такая цифровизация реальные проблемы. Небольшие ИТ-компании и крупные вендоры активно разрабатывают решения с применением искусственного интеллекта, интернета вещей, машинного обучения. Ажиотаж вокруг цифровизации используется как инструмент продаж и привлечения инвестиций в проекты.

Хайп сильно меняет как модель принятия решения о покупке ИТ-инструментов, так и сам рынок: если айтишники не предложат элементы «модных» технологий в своих продуктах, заказчики предпочтут конкурентов. При этом в некоторых сегментах рынка, например в ритейле и электронной коммерции, цифровые инновации становятся важным условием выживания. Это значит, что вендоры будут совершенствовать технологии и находить новые области их применения, а бизнес — переводить свои процессы и модели на цифровые рельсы.

TAdviser: Интерес к каким технологиям остается высоким?

Максим Михалев: Машинное обучение и искусственный интеллект остаются в числе самых востребованных технологий. Благодаря активному развитию экономики данных они перестают быть эксклюзивом, доступным только крупному онлайн-бизнесу, и начинают использоваться даже в достаточно консервативных организациях — госкорпорациях и университетах.

В частности, большой потенциал имеют технологии компьютерного зрения и распознавания лиц. Они уже применяются службами безопасности и правоохранительными органами, ритейлерами и банками для быстрой и безошибочной идентификации людей. Благодаря тому, что исходные алгоритмы часто выкладываются в открытый доступ, студенческие лаборатории или небольшие стартапы имеют возможность экспериментировать со способами их применения. Эти опыты ложатся в основу новых инструментов, которые берет на вооружение бизнес. Развитие речевых технологий, например, в обозримом будущем приведет к значительной или даже полной автоматизации колл-центров, где боты заменят операторов первой линии поддержки.

А вот блокчейн, несмотря на хайп, скорее всего, не найдет массового применения. Идея децентрализованного управления ресурсами остается инородной для российской экономической культуры. Есть единичные примеры внедрения этой технологии в крупном бизнесе, например в платформе S7 и Альфа-Банка для взаимодействия с реселлерами авиабилетов. Но в целом продукты с блокчейном остаются нишевыми и не имеют перспектив массового использования.

TAdviser: Как изменятся стратегии ИТ-компаний в ближайшей перспективе? К чему стремиться игрокам ИТ-рынка, чтобы успешно развивать бизнес?

Максим Михалев: Есть тренды, которые ИТ-бизнес не может игнорировать. Нужно понимать, что создание инструментов для сбора и анализа больших объемов данных становится минимальным условием для выхода ИТ-компании на современный рынок, особенно если она занимается решениями для ритейла или других сфер, предполагающих клиентский сервис. Подходы к ведению бизнеса за последние годы поменялись радикально: сейчас нормой стала работа с ожиданиями клиентов, глубокая кастомизация функционала под их потребности и персонализация сервиса на основе анализа пользовательского опыта.

Нередко заказчики не понимают, как внедрение технологий может улучшить бизнес-показатели. Вызов для ИТ-подрядчиков заключается в том, чтобы в ходе многочисленных экспериментов создать на основе развивающейся технологии эффективный инструмент для решения реальных задач. Важно помнить, что ни одна технология, даже самая перспективная, не несет бизнес-ценности сама по себе. Необходимо грамотно выстраивать процесс адаптации инноваций к бизнес-процессам конкретных компаний.

TAdviser: Какие отрасли наиболее перспективны для ведения технологических проектов и в какие технологии будут инвестировать представители бизнеса?

Максим Михалев: Лидером по освоению и внедрению технологических новшеств останется сегмент b2c: электронная коммерция, банки, провайдеры услуг. Высокая динамика процессов в данных областях требует перестраивать бизнес-модели буквально на лету. Эти сферы работают с массовым клиентским рынком, где основой лояльности является положительный пользовательский опыт. У таких игроков в распоряжении оказываются все более значительные массивы данных, и их успешный анализ позволяет совершенствовать предлагаемые продукты и услуги.

Запрос на масштабные технологические проекты созрел и в ключевых для российской экономики отраслях — добыче и обработке сырья, а также тяжелой промышленности. На этом рынке будут востребованы экспертные системы и инструменты, поддерживающие принятие решений. Работа с большими данными и методы процессной аналитики помогут компаниям оптимизировать затраты, моделировать и анализировать в цифровой среде сложные процессы, выбирая оптимальные сценарии функционирования. Отраслевые решения для таких компаний точно будут востребованы в ближайшие пять лет. При этом успех цифровизации в этих сегментах экономики будет зависеть от готовности крупных компаний и государства к сотрудничеству.

TAdviser: Как ваша компания отвечает на вызовы рынка, на какие решения вы делаете ставку в ближайшие несколько лет?

Максим Михалев: В этом году мы сосредоточили усилия на продвижении трех наших продуктов: сервиса для развития корпоративного казначейства Treasury Management System, Платформы капитальных инвестиций и решения Modeus, поддерживающего трансформацию высшего образования. Наша задача на ближайшие два года — перейти к их масштабированию.

TAdviser: Расскажите подробнее об этих сервисах. В чем, например, рыночные преимущества вашего решения для казначейства?

Максим Михалев: TMS — один из самых перспективных проектов компании. ИТ-решение автоматизирует процессы корпоративного казначейства, позволяет централизовать его работу в крупных холдингах, где есть множество дочерних компаний. Бизнес получает полную прозрачность казначейских процессов, возможность контролировать и прогнозировать финансовые потоки, а казначейства перестают быть только расходными подразделениями и начинают выполнять бизнес-ценные функции управления рисками и ликвидностью. Важно, что мы предоставляем TMS по модели веб-сервиса, чтобы клиенты могли подключать новых пользователей с минимальными издержками.

Мы доказали рыночную востребованность сервиса и весной получили премию CNews AWARDS, а также положительные отзывы от главного пользователя нашего решения — «Газпрома». В этом холдинге наш сервис работает с 2017 года. Мы будем развивать его и дальше. Сейчас готовим предложение для массового рынка и формируем стратегический альянс с крупными финансовыми институтами, чтобы предложить сервис по управлению ликвидностью 250 крупнейшим компаниям в России. К концу года надеемся поделиться новостями об этой инициативе.

TAdviser: Будем следить за реализацией этих планов. А каковы перспективы развития Платформы капитальных инвестиций?

Максим Михалев: Платформа разрабатывается нами как инструмент цифровизации в сфере крупных инвестиционных проектов: капитальном и жилищном строительстве, создании масштабных объектов промышленности и транспортной инфраструктуры. Среди потенциальных клиентов стоит выделить в первую очередь банки, которым платформа может дать инструменты для обеспечения проектного финансирования и расширенного банковского сопровождения. Инвестиционным компаниям и крупному бизнесу наше решение позволит снижать риски и повышать эффективность программ капитального строительства, предоставляя инвесторам и управленцам цифровые средства контроля стоимости и сроков стройки.

Платформа собирает данные всех участников проекта: от корпораций и банков до аудиторов и строительных подрядчиков, — и создает единую информационную модель объекта инвестирования. Это позволяет бизнесу контролировать инвестиционный проект на всех этапах, эффективно управлять затратами и добиваться их сокращения, минимизировать отставание по срокам реализации, моделировать показатели инвестпрограмм в меняющихся условиях. Наш продукт делает прозрачным взаимодействие участников инвестпроцесса, снижает затраты на аудит, уменьшает производственные и финансовые риски, поддерживает развитие проектного финансирования в масштабах отрасли.

TAdviser: Решения, о которых вы рассказали, ориентированы на корпоративный рынок. А ваш продукт для сферы высшего образования тоже относится к сегменту b2b или его конечными пользователями являются студенты?

Максим Михалев: Действительно, Modeus имеет много общего с b2c-сервисами. Им пользуются все участники учебного процесса: от ректоров и сотрудников администрации вуза до преподавателей и студентов. Сегодня наш флагманский продукт используют ТюмГУ и УрФУ. В следующем году мы планируем увеличить число вузов-клиентов до десяти.

Сервис поддерживает трансформацию высшего образования в России. Мы развиваем цифровой продукт, который помогает индивидуализировать обучение в масштабах вуза, и консультируем университеты в переходный период. Наша система дает тысячам студентов возможность выбирать дисциплины, которые они будут изучать, и составляет для каждого индивидуальное расписание. А администрации вузов и преподавателям ИТ-решение позволяет планировать нагрузку и распределять аудиторный фонд. На рынке практически нет решений такого класса, а цифровизацию в вузах обычно связывают с внедрением веб-сервисов с образовательным контентом или LMS-систем.

Мы придерживаемся комплексного подхода и развиваем как ИТ-продукт, так и услугу организационно-управленческого консультирования, чтобы поддерживать трансформацию университетов на всех уровнях. Консалтинг стал для нас важным инструментом выхода на рынок высшего образования. Перед внедрением продукта мы сосредоточиваем усилия на совместном с клиентом проектировании процессов и способов работы, которые позволят университету перейти к модели индивидуализированного обучения. Создаваемый нами цифровой продукт — это способ реализовать спроектированные процессы в «цифре» и поддерживать их в большом масштабе. Такая модель не типична для продуктовых ИТ-компаний. Обычно разработчики решений не занимаются внедрением изменений, организацией процессов и обучением пользователей. Мы же консультируем вузы в части изменения бизнес-процессов и параллельно развиваем свой продукт.

TAdviser: Как вы пришли к такой бизнес-модели — совмещать внедрение своих ИТ-разработок и бизнес-консультирование в области высшего образования?

Максим Михалев: Когда мы начинали сотрудничать с первым клиентом, планируемый объем консалтинга был в разы меньше. Мы рассчитывали, что наше участие будет точечным и направленным на внедрение конкретных технологий вроде проектирования и сборки нового образовательного процесса. Однако изменения, которые требовались вузам, оказались фундаментальными. Процесс осложняет то, что сфера образования очень консервативна. Мы поняли, что продвижение проекта в университете возможно только после того, как мы вместе с командой изменений проведем несколько этапов переговоров о существенных преобразованиях в организации учебного процесса, способах планирования ресурсов, отношениях студентов с преподавателями, содержании образовательных программ и других сферах работы вуза. Только в этом случае можно было запустить процесс трансформации.

Рыночных игроков, предоставляющих похожие комплексные услуги, в нашем сегменте нет. Консультанты, как правило, занимаются стратегическими проектам, а вендоры — только поставкой продукта. Мы же верим, что внедрение продукта не может быть самоцелью, а должно реально, на практике, поддерживать изменения.

TAdviser: Для реализации проектов такого уровня нужны соответствующие компетенции. Вы нанимали отраслевых консультантов с рынка или развивали консалтинговые практики внутри?

Максим Михалев: Мы много лет работаем над сложными проектами и участвуем в разработке и изменении бизнес-функций для крупнейших компаний страны. Кроме того, несколько лет назад мы выстроили новую стратегию развития своей компании — решили задачу перехода от заказной разработки к созданию рыночных продуктов и сервисов. Мы проектировали новые бизнес-процессы, меняли систему производства, трансформировали корпоративную культуру. Этот опыт дал нашей команде технологии и компетенции, необходимые для старта проектов развития, и позволил сформировать подход, с помощью которого мы выбираем методики для поддержки таких изменений.

Мы перестали выступать с позиции экспертов и начали работать с представителями заказчика как фасилитаторы, модераторы и сопроектировщики. Навыки организации групповых дискуссий позволяют нам в короткие сроки обсуждать все проблемные вопросы. В конце сессии у нас есть результат: проект и дорожная карта изменений. Затем мы проводим рефлексию, анализируем, какие инструменты оказались наиболее эффективными. Подобный опыт в организации коммуникаций повышает ценность нашей услуги.

TAdviser: Известно, что усилить компетенции отдельных профессионалов в сложных проектах можно с помощью правильной организации групповой работы. Какие практики вы используете для формирования команд изменений в проектах развития?

Максим Михалев: Чем выше степень неопределенности в проектах, на рынке и у клиентов, тем лучше себя показывают гибкие проектные команды, в которых работают люди с широкой предметной экспертизой. В таких коллективах им легче переключать рабочие контексты, смотреть на проблему системно с разных ракурсов. Наиболее значимых результатов кросс-функциональные команды достигают при работе над масштабными, значимыми проектами, потому что они заключают в себе вызов.

При этом, разумеется, в нашем арсенале есть технологичное и эффективное ИТ-производство, состоящее из отделов с узкой специализацией. Оно превращает проработанные командой изменений идеи в работающий цифровой продукт.

TAdviser: Какие цели компания ставит перед собой на ближайшие два — три года?

Максим Михалев: Мы будем масштабировать бизнес, развивать наши корпоративные продукты, активнее применять новые цифровые технологии. Последнее точно касается сервиса Modeus, где мы предполагаем работать с большими данными и с технологиями обработки цифрового следа для улучшения качества построения индивидуальных образовательных траекторий. Это станет возможным, как только продукт масштабируется и мы наберем достаточный объем данных.

Похожая задача есть и в проекте TMS. Наши потенциальные клиенты заявляют о необходимости оперативного и технологичного прогнозирования денежных потоков. Здесь не обойтись без интеллектуальной системы анализа данных. На текущий момент зрелость подобных продуктов в России не очень высока, но мировая практика показывает, что эта технология работает и приносит ценность бизнесу.

Что касается перспектив Платформы капитальных инвестиций, в ближайшие годы мы планируем занять значительную часть рынка продуктов в сфере проектного финансирования и расширенного банковского сопровождения. Эти сегменты находятся в фазе становления, поэтому готовых инструментов для работы в них не существует. Мы совершенствуем функционал решения, развиваем инструменты прогнозирования и управления программами проектов.