Сергей Тихомиров, наш первый заместитель генерального директора, в своем интервью для «Национального банковского журнала» рассказал о том, каким образом технологичность влияет на конкурентоспособность банковских организаций. Какие тенденции были ключевыми для финансового сектора в уходящем году? Как высокие технологии могут помочь банкам занять лидирующие позиции на рынке? Какие преимущества для банковского сектора сегодня могут предоставить ИТ-компании? Об этом — в материале «Технологичность — основа банковской конкуренции» на сайте и в бумажной версии журнала.

NBJ: Сергей, какие тенденции вы можете назвать ключевыми для российского банковского рынка в уходящем году?

Сергей Тихомиров: Банковский сектор является одним из самых чувствительных к изменениям в структуре экономики и потребительского спроса, поэтому в текущей кризисной ситуации он, конечно, подвергается наиболее сильному негативному влиянию. Прибыль российских банков по итогам уходящего года сократилась в разы. Регулятор продолжает проводить оздоровление рынка, ставка рефинансирования по-прежнему высока, маржинальный доход банков от кредитных продуктов сокращается, и в целом финансовые организации испытывают серьезные сложности с привлечением средств. Кроме того, существенную волатильность провоцируют политические факторы — обстановка в течение года значительно менялась как в худшую, так и в лучшую сторону.

Несмотря на все это, эксперты полагают, что ситуация на банковском рынке сегодня не критична и находится под контролем. Безусловно, большинству банков сейчас приходится придерживаться консервативной стратегии: в частности, в настоящий момент мы видим мало примеров реализации крупных проектов. Игроки заняли выжидательную позицию, только немногие не изменили темпов развития и, соответственно, выбранной технологической стратегии.

NBJ: Что это означает с точки зрения автоматизации и развития ИТ в финансовом секторе?

С. Тихомиров: Существенных изменений продуктового ряда сегодня практически не происходит, а финансовые условия для потребителей у надежных банков отличаются мало. Тем не менее конкуренция действительно постоянно растет, как и требования клиентов. На мой взгляд, сегодня банки могут конкурировать только эффективностью, качеством обслуживания и удобством — а все это сферы, тесно связанные с технологичностью. Сегодня эти вопросы уже нельзя решить, к примеру, только оптимизируя работу с персоналом. Они во многом зависят от уровня автоматизации и совокупности технических средств, обеспечивающих работу сотрудников, делающих ее более качественной и результативной.

Однако мобильным приложением или интернет-банком сегодня уже никого не удивишь. Следующим шагом к решению вопросов удобства, качества и доступности банковских услуг является омниканальность, то есть последовательная интеграция всех каналов взаимодействия с потребителем, а также персонализация предложений, которая обеспечивается инструментами Big Data.

Еще одна важная тенденция — развитие комиссионных услуг. Сегодня в целях привлечения пассивов и наращивания новых типов доходов финансовые организации постепенно выходят за рамки традиционного обслуживания и готовы предоставлять дополнительные сервисы: расчетно-кассовое и бухгалтерское обслуживание, лизинг, факторинг, корпоративное казначейство, операции с безналичной валютой, документарные или трастовые операции, консультационные услуги. Таким образом, в условиях постоянного снижения процентных доходов банки постепенно превращаются в организации, реализующие для компаний полный комплекс финансовых функций в режиме аутсорсинга. Значительное влияние на успешность этих сервисов также оказывают ИТ, которые позволяют обеспечить удобную интеграцию с клиентом, доступность, надежность и прозрачность услуг — все то, что является для банков несомненным конкурентным преимуществом.

Именно поэтому спрос на высокотехнологичные проекты развития в банковской сфере сохраняется, несмотря на сложную ситуацию.

NBJ: Тогда какие задачи вы считаете самыми сложными для игроков ИТ-рынка в данный момент?

С. Тихомиров: Дело в том, что на банковском рынке сегодня заметна тенденция к аккумуляции ключевых ресурсов, в том числе компетенций и технологий, внутри организации. Причины данного явления могут быть различными. Так, крупные корпорации в кризисных условиях стремятся инкапсулировать основные ресурсы с целью повышения управляемости и обеспечения технологической независимости.

Понимая эти устремления клиентов, наша компания применяет такую технологию работы с заказчиком, при которой мы, с одной стороны, глубоко и быстро погружаемся в рабочее пространство организации и действуем в режиме удобной для клиента inhouse-команды, а с другой, как рыночная ИТ-компания привносим актуальную технологическую экспертизу, кросс-отраслевые знания и опыт, инновационную культуру, обеспечиваем ту встроенность заказчика во внешнюю среду, без которой невозможна реализация даже проектов модернизации, не говоря уже о проектах развития.

В выстраивании подобных отношений мы опираемся на гибкие проектные технологии, быстрое прототипирование и постоянные коммуникации с клиентом. Специалисты на ключевых позициях в наших проектах в подавляющем большинстве имеют опыт работы не только в ИТ-компаниях, но и в крупных финансовых организациях, а значит, понимают не только потребности, но и культурные особенности обеих сторон.

NBJ: В последнее время много говорится о необходимости обеспечения полного жизненного цикла ИТ-решений. Почему это важно и как этого добиться?

С. Тихомиров: Умение эффективно работать с решениями на полном жизненном цикле — от проработки идеи до бесперебойного функционирования, а затем и вывода ИТ-системы из эксплуатации — действительно дает корпорациям существенные преимущества. В первую очередь это, конечно, снижение совокупной стоимости владения ИТ-ландшафтом, а также возможность эффективного решения вопросов развития и управления всей совокупностью ИТ-систем банка.

На наш взгляд, обеспечить полный жизненный цикл ИТ-решений невозможно без понимания специфики фаз, из которых он состоит, и различных критериев качества и инструментов работы на этих фазах. Например, на этапе разработки концепции важны умение работать с идеей, гибкость и инновационность, а на фазе эксплуатации, напротив, — высокая регламентированность и нормированность процессов. При этом разные ИТ-системы банка одновременно находятся на разных фазах развития, а управлять ими надо как единым целым.

Поэтому мы считаем, что современный банк должен переходить от работы с конгломератом ИТ-изделий к платформенности и выстраиванию единой и целостной технологической политики, основанной на бизнес-стратегии финансовой организации. Сегодня это вопрос выживания и удержания конкурентных позиций в высокотехнологической среде.

NBJ: Пришлось ли компании CUSTIS в текущих непростых условиях пересматривать свою стратегию и бизнес-модель? Каковы ваши планы на следующий год?

С. Тихомиров: Мы смотрим на точки технологического развития в банковской сфере и видим, что наши стремление объединять глубокую технологическую и проектную экспертизу и понимание перспективных отраслевых трендов сегодня очень востребованы на рынке. Поэтому мы продолжим реализацию выбранной стратегии и в дальнейшем сконцентрируем усилия на достижении максимально быстрых результатов в области создания технологических платформ и ИТ-решений, которые встроены в долгосрочную проблематику банковской отрасли.