Владимир Рахтеенко, генеральный директор CUSTIS («Заказные ИнформСистемы»)

Опубликовано в журнале «Рынок ценных бумаг. Биржевое обозрение» № 2(4), 2004.

Свою оценку рынка программного обеспечения, а также проблем автоматизации бизнес-процессов дает Генеральный директор компании CUSTIS (Заказные ИнформСистемы) Владимир Рахтеенко. Беседу ведет Владимир Чванов.

В. Ч. Уважаемый Владимир Евгеньевич, большое спасибо за согласие дать интервью. Не могли бы Вы для начала немного рассказать о своей компании?

В. Р. Компания «Заказные ИнформСистемы» создана в 1996 г. Мы разрабатываем и внедряем программные комплексы, позволяющие специалистам в различных областяхэффективно решать сложные профессиональные задачи. Кредо нашей компании: система для клиента, а не клиент для системы. При создании программных комплексов используются мощные инструментальные системы CustIS, составляющие наше «ноу-хау». Основывая свои решения на программных продуктах лидеров мирового рынка, компания является участником партнерских программ корпораций Oracle и Microsoft.

Основные направления нашей деятельности — это автоматизиро анные системы для банков и финансовых институтов (учетно-аналитическая банковская система, бэк-офис фондового рынка, системы для дилинга и ипотеки), корпоративные информационные системы, комплексная автоматизация в сфере ЖКХ (ПТК «Радей»), системы анализа и управления знаниями для крупных компаний и холдингов, IT-консалтинг.

Мы полностью сопровождаем каждый наш проект — от обследования бизнес-процессов заказчика, оценки его реальных потребностей в автоматизации, организационных и экономических аспектов проекта до разработки системы «под заказ». В сотрудничестве с заказчиком создается уникальный программно-технологический продукт, учитывающий особенности его бизнеса.

Нашими крупнейшими клиентами являются Центральный аппарат Банка России, АБ «СОБИНБАНК», КБ «Международный Банк Развития», Торговый холдинг «Спортмастер», Группа компаний «Юниделл», МУП «Единый расчетно-кассовый центр г. Саратова», ООО «Центр-СБК» (расчетная компания ЖКХ Нижегородской области). О проектах нашей компании можно узнать на Интернет-сайте http://www.custis.ru.

В. Ч. Формула позиционирования вашей компании на рынке звучит в ее названии: «Заказные ИнформСистемы». Этим вы заявляете, что беретесь за автоматизацию бизнес-процессов любого направления и любой сложности, не исключая выход за рамки финансового рынка? Стратегия работы «под заказ» —смелая, если не сказать рискованная. Чем она мотивирована и чем обеспечена?

В. Р. Хотя за восемь лет работы на рынке у нас накопился значительный опыт решения различных задач, но он охватывает далеко не все направления и бизнес-процессы финансового сектора. Наш конек — учет, accounting в самом широком смысле слова. В основе большинства наших проектов лежат разработанные компанией базовые технологии CustIS (Кастис). Это учетные технологии. Они позволяют создавать производительные учетно-аналитические системы для бэк-офиса, бухгалтерии и высшего руководства заказчика. Конечно, у нас есть нетривиальные решения для отдельных фронт-офисных задач — ипотечное кредитование, дилинговые операции. Но своим главным достижением мы считаем именно учетные машины.

У нас есть проекты автоматизации государственных учреждений, крупных торговых компаний, жилищно-коммунального хозяйства. Однако и в этих направлениях системообразующим видом деятельности остается создание учетно-аналитических решений, которые максимально учитывают специфику заказчика, спасают его от хаоса лоскутной автоматизации, поддерживают модель бизнеса — устойчивую во времени, но способную к серьезным изменениям. Уверен, что такое сочетание конфликтных признаков могут обеспечить только заказные решения. Это нужно тем предприятиям, которые не могут и не хотят быть «как все», хотят поддержать свои конкурентные преимущества, на полшага быть впереди своих конкурентов. Эти предприятия уже автоматизировали рутинные бизнес-процессы, на опыте узнали преимущества и подводные камни автоматизации.

Главный мотив приобретения финансовой компанией системы автоматизации бэк-офиса — снижение финансовых рисков. А наша задача — своим опытом и профессионализмом обеспечить гарантии этой надежности. Вот в этом смысле наша стратегия работы «под заказ» — не рискованная стратегия, а стратегия минимизации рисков. Причем рисков и заказчика, и наших. И спрос на нее есть. Иное дело, что сложно оценить его объем. Это связано с ограниченной прозрачностью рынка в целом.

В. Ч. Прозрачный рынок — мечта всех его участников, от производителей продуктов и услуг до их клиентов. Не исключение в этом отношении и рынок программного обеспечения для финансовых компаний. Как Вы оцениваете его прозрачность?

В. Р. Мне трудно представить себе рынок услуг автоматизации, на котором абсолютно всем все известно. Проблема не только в том, что его участники скрывают негативную информацию, публикуя в прессе только победные реляции. В профессиональной среде правда всегда выходит наружу.

Сложнее другое. Допустим, для тиражных решений еще можно достоверно описать функциональность, на основе прецедентов обозначить сроки, указать цену лицензий и ориентировочно цену внедрения. А как быть с заказной разработкой? Ведь если систему делают под «заказ», то ее как таковой еще нет. Функционал и сроки заранее неизвестны, а цена может быть названа лишь в первом приближении.

Проблема прозрачности, на мой взгляд, имеет три аспекта. Во-первых, закрытость самих клиентов. Согласитесь, для нормального развития отношений открытость и прозрачность должны быть обоюдными. Часто поставщик решения о серьезных проблемах клиента узнает уже после того, как «подписался» на большой проект и получил аванс. Во-вторых, поставщики систем, как и консультанты, должны придерживаться своего рода «врачебной этики»: они не могут и не должны открывать информацию о клиенте, даже спустя годы после окончания проекта. Причем запрет действует и в том случае, когда проект успешен и мог бы сделать рекламу поставщику. В-третьих, информация о внедрениях должна быть представлена в единой системе координат, с одинаковым набором показателей. Сегодня же в прессу от поставщиков поступают хаотические сигналы. В лучшем случае известна сумма контракта, реже — календарные сроки, но другие параметры проекта всплывают совершенно случайно, чаще всего в результате кадровой текучки или при личном общении руководителей.

Когда я говорил об ограниченной прозрачности, то имел в виду ненадежность отраслевой статистики. Качественная статистика возможна лишь при наличии прямых источников, то есть в конечном счете корпоративных данных. Причем не бухгалтерских балансов, а более детальной, специализированной отчетности. Реальная стоимость систем, затрат на внедрение и соответственно емкость рынка автоматизации в целом, не говоря уже о его отдельных сегментах, пока остаются предметом весьма зыбких экспертных оценок.

Огромной проблемой остается недобросовестная конкуренция. К сожалению, даже весьма солидные поставщики часто дают клиентам нереальные обещания, перехватывают контракт и благополучно уводят проект в тину.

В. Ч. На мой взгляд, наиболее полные и точные экспертные оценки отечественного рынка банковского программного обеспечения дают ежегодные обзоры АРБ, которые базируются на анкетных опросах. В этих обзорах характеризуется уровень автоматизации практически всех банковских операций, определяется рейтинг IT-компаний и их доля в автоматизации каждого направления. Однако за пределами обзоров АРБ остались отечественные инвестиционные компании и реализация отечественного программного обеспечения в страны СНГ. Внесет ли, на Ваш взгляд, учет этих составляющих существенные коррективы в общую картину рассматриваемого IT-рынка?

В. Р. Мне представляется, что обзоры банковского ПО сильно отличаются от обзоров IT-услуг для других финансовых институтов: банковская деятельность сильно зарегулирована, рынок АБС по многим признакам можно считать зрелым, устоявшимся. Боюсь, что может пройти еще много времени, прежде чем аналитики смогут предложить достаточно полные и методически выверенные обзоры по новым сегментам, пока инвестиционные компании, страховые агентства, пенсионные, паевые фонды и т. п. осознают, какая информация от них требуется и зачем это нужно им самим.

В. Ч. Стоимость систем автоматизации, например бэк-офиса, предлагаемых различными компаниями, колеблется в пределах от тысячи до сотни тысяч долларов. Чем объясняется такой значительный разброс?

В. Р. Разброс цен объясняется разным масштабом задач и разным уровнем понимания рисков автоматизации. Если, скажем, коммерческий банк восстанавливает работу фондового подразделения, то ему нужно сделать это быстро и дешево. Здесь подойдет простое тиражное решение, без серьезной интеграции с другими приложениями, без развитой аналитики.

Но в крупной инвестиционной компании, с большим числом филиалов, работающей на всех торговых площадках в России и на международных рынках, оборот составляет сотни миллионов, иногда миллиарды долларов.

Вопрос: сколько стоит современная учетно-аналитическая система для такой компании? Конечно, если для клиента фондовое подразделение — не главное, если это не основной бизнес, то можно ограничиться системой попроще. Но если это основной хлеб или перспективное направление финансовой группы, то автоматизация бэк-офиса — это серьезная инвестиция.

В. Ч. Можно ли, используя ранжирование финансовых компаний по числу сделок и IT-компаний по стоимости разработок, установить, «кто чей клиент»?

В. Р. По нашим наблюдениям, большое число сделок финансовой компании свидетельствует о качественном превосходстве над другими участниками рынка. Качественное превосходство, в свою очередь, обеспечивает некие конкурентные преимущества, особенности ведения бизнеса. Характерно, что сильные компании имеют собственный IT-отдел. При этом они, не ограничиваясь собственными ресурсами, наиболее охотно идут на заказную разработку, то есть осознают различия в функциях внешнего поставщика и своих специалистов, понимая, что собственная IT-служба не дублирует поставщика, а выступает гарантом усвоения его технологий и инструментом передачи знаний персоналу.

В. Ч. Доля использования банками собственных разработок в автоматизации различных операций составляет 15—35 %. Последнее значение относится к автоматизации операций на фондовом рынке. А для инвестиционных компаний этот показатель еще выше. Не является ли эта сфера своеобразным Клондайком будущих внедрений? Каково Ваше отношение к собственным разработкам?

В. Р. Собственные разработки будут производиться еще долго. Где-то из соображений безопасности, где-то по инерции. Но их доля будет сокращаться. Это общая тенденция ПО на финансовом рынке. Большие IT-отделы в банках и финансовых организациях уходят в прошлое. И не только потому, что содержать штат программистов дороже, чем купить систему на стороне. Кроме текущих расходов, есть еще инвестиции в развитие технологии и квалификацию персонала. Для собственных разработок, если только речь не идет о системах, создаваемых IT-отделами крупных отраслевых лидеров, характерно отсутствие «эффекта масштаба». Компании-разработчики ПО в каждый новый проект привносят опыт и технологии, наработанные ими в проектах не только на аналогичном, но и на других рынках.

Типичная проблема собственных разработок — отсутствие нормальной документации. Все знания — в голове одного или нескольких сотрудников. Если они увольняются, то система повисает в воздухе. А сильный разработчик или поставщик системы обязательно обеспечит заказчику и документацию, и «горячую линию» поддержки. Для работы на фондовом и валютном рынках это очень важно.

В. Ч. Не является ли вторым внушительным ресурсом автоматизации деятельность паевых инвестиционных фондов, интенсивно стимулируемая пенсионной реформой?

В. Р. Как и на Клондайке, для этих направлений характерны высокие риски. Многие аналитики высказывают здравую мысль, что игроков слишком много, что многие прогорят. Это нормальный процесс. Наибольшие шансы занять новую нишу будут у хорошо диверсифицированных софтверных компаний, которые могут не бояться, что финансовые проблемы отдельного клиента отразятся на их бизнесе в целом.

В. Ч. Рынок программного обеспечения — вторичный рынок. Каковы Ваши прогнозы в отношении его развития в 2004 г.?

В. Р. Рост рынка ПО для финансистов в 2004 г. будет ограничен в основном одним фактором — производительностью разработчиков и проектных команд. Чем больше масштаб задач и размер системы, тем сложнее технологии и соответственно выше требования к проектной команде. Это означает, что проектная команда не может расти прямо пропорционально сумме договора, как по мановению волшебной палочки. Как это ни странно, но деньги не решают все. Даже если поставщик находит на рынке лучшие кадры и привлекает их лучшими условиями, требуются месяцы для того, чтобы новые люди срослись с командой и начали работать как одно целое. Сейчас спрос опережает предложение. Это значит, что у всех нас будет много интересной, сложной и нужной работы.

В. Ч. Владимир Евгеньевич, спасибо за содержательное интервью. Желаем Вашей компании дальнейших успехов в разработке и продвижении на рынке нестандартного программного обеспечения и разделяем Ваше стремление «…хотя бы на полшага быть впереди своих конкурентов».


Любые правки этой статьи будут перезаписаны при следующем сеансе репликации. Если у вас есть серьезное замечание по тексту статьи, запишите его в раздел «discussion».

Репликация: База Знаний «Заказных Информ Систем» → «Хотя бы на полшага быть впереди своих конкурентов»